Соколов майдан.

Майдан у Соколово, принципиально, мало чем отличается от других подобных сооружений. Несколько групп параллельных изогнутых валов, центральная чаша с "прорезями", курганы по соседству, и другие характерные для всех майданов элементы и признаки. Но есть и некоторые особенности.

Подробнее ...

Аркаим – страна городов.

Печать

История исследования.

История исследования культурного комплекса Аркаим несколько необычна. Он был открыт весной 1987 г. на юге Челябинской обл. в районе строительства крупной оросительной системы. Строительство находилось фактически на стадии завершения, и по прошествии одного-двух сезонов памятник должен был быть затоплен.

Все это предопределило характер крупномасштабных полевых исследований и напряженную борьбу с Минводхозом РСФСР за спасение уникального археологического объекта (Аркаим 1995, с. 196-222). Глубокая лабораторная обработка массовых материалов была отодвинута на будущее. Аркаим, как культурный комплекс, включает укрепленное поселение, прилегающие к нему хозяйственные площадки, могильник и ряд неукрепленных селищ. Памятник расположен на р. Большая Караганка и ее левом притоке – р. Утяганка, в предгорной долине у восточных склонов Уральских гор. Название "Аркаим" (возможно, тюркское "спина", в географической терминологии – хребет, водораздел) дано по наименованию сопки и урочища. Укрепленное поселение имеет хорошую сохранность и четко дешифрируется на аэрофотоснимках. На снимках масштаба 1:17500, сделанных в 1956 г., Аркаим дешифрируется в виде кольцевой концентрической структуры, образованной двумя вложенными друг в друга кольцами белого фототона. С севера, запада и юга намечаются фрагменты третьего, незамкнутого внешнего кольца, которое в настоящее время визуально не фиксируется. Участки поверхности, заключенные в двух соседних кольцах, имеют упорядоченную радиальную структуру, обусловленную чередованием темных и светлых полос – развалами жилищных конструкций и радиальных стен. На стереомодели в центре Аркаима выделяется плоская незастроенная площадка прямоугольной формы, ориентированная по линии северо-восток – юго-запад.

На аэрофотоснимках различных лет за пределами укрепления фиксируются участки специального назначения, связанные с жизнедеятельностью поселения. Это так называемые аркаимские огороды – следы мелиоративных сооружений и древней обработанной почвы, упорядоченные структуры неизвестного назначения. Кроме этого, в районе укрепленного поселения расположены неолитические стоянки, могильник позднеямного времени, несколько погребальных сооружений поздней бронзы. Некрополи, связанные с Аркаимом находятся на расстоянии 1,2 км к северо-востоку от поселенческого комплекса (Зданович Д.Г., 1995, с. 43-53).

В процессе полевых исследований поселения и могильника аэрофотосъемка велась регулярно с двухместного мотодельтаплана обычной и специальной фотоаппаратурой, позволяющей получать качественные стереопары. В последние годы с воздуха регулярно ведется видеосъемка. Аэрофото- и видеодокументация, а также геофизические работы, проведенные комплексом высокочастотной микромагнитной съемки и электроразведки методом симметричного профилирования каппаметрии (Тибелиус В.Я., 1995, с. 184-193), позволили целесообразно и результативно решать многие чисто археологические задачи.

Площадь поселения в пределах двух колец фортификационных сооружений около 20 000 кв.м. Археологическими раскопками вскрыто 8055 кв.м. Геофизические исследования проведены на площади более 14 000 кв.м.

Природа и климат.

В целом жизнь человека эпохи бронзы синташтинского культурного пласта была неразрывно связана с природой Южного Урала и прилегающих к нему с востока степей и лесостепей Северного Казахстана и Западной Сибири. Этот регион отличается удивительным разнообразием ландшафтов. Горные массивы Урала и Казахского мелкосопочника обращены к бескрайним равнинам зауральских степей и Западно-Сибирской низменности. Здесь представлены и песчаные полупустыни, и бурное степное разнотравье, скромные березовые перелески и реликтовые хвойные массивы.

Узкие предгорные долины переходят в широкие поймы равнинных рек с их многочисленными старичными озерами и тугайными лесами. Несмотря на всю многоликость обширного региона, его глубинное континентальное расположение и сходные климатические условия обеспечили то единство растительного и животного мира, которое определяет как степную экосистему срединной Евразии.

Палеоклиматические наблюдения на материалах поселения Аркаим и других памятников Аркаимской долины для отрезка времени среднего и позднего суббореала охарактеризованы палеогеографическими и палеопочвенными данными. Однако их результаты не всегда согласуются между собой.

По данным споро-пыльцевых анализов, начало хроноинтервала 4,3-3,5 тыс. л.н. характеризуется резкой аридизацией. На месте современных настоящих степей существовали сухие степи и полупустыни с преобладанием полыней и маревых. По палеогеографическому варианту, Аркаим возник в кризисной экологической ситуации и существовал в дальнейшем в более благоприятных условиях. В районе Аркаима для интервала времени 3800-3400 л.н. отмечается возросшая гумидность климата; появились островные леса (сосна, лиственница, ель, береза). В степных сообществах доминируют разнотравье, злаки. По палеопочвенному варианту Аркаим был создан в условиях, близких к современным, и прекратил свое существование в условиях, несколько более аридных и континентальных.

Расхождения в результатах палеогеографических и палеопочвенных исследований, вероятно, связаны с отсутствием корректировки данных, полученных различными методами, и для узких хроносрезов. Ситуация осложнена тем, что для позднего этапа суббореала в целом характерно непостоянство природной обстановки.

Археологические и палеозоологические свидетельства позволяют судить о климате аркаимского времени как о достаточно влажном, с относительно теплыми зимами. Косвенным указанием на существование богатых лесных масссивов является широкое использование древесины при строительстве жилищ и в металлургическом производстве.

Палеоантропологические наблюдения говорят о стабильном питании аркаимского человека и в целом о хорошем состоянии здоровья населения эпохи средней бронзы.

ВЗЯТИЕ ГОРОДА, древнерусская миниатюра

Взятие города, – рубятся эти и те,

В золотой неподвижности обозначая край

Какого-то бытия, а на червленом щите

Лучшего ратника, – изображен рай, –

Несущий ключи встречает за ратью рать,

Птица Сирии, покачиваясь на когтях,

Поет о том, как шли они умирать, –

А Богородица поднимает дитя;

Кони совершенны, – шлемы горят

На солнце в виде отрубленной головы,

Взятие города, – вечей за рядом ряд,

И золотая ящерица глядит из травы...

Укрепленные поселения.

В настоящем сообщении речь пойдет о центральном районе сложения культуры. Находится он на юге Челябинской области в междуречье двух крупных водных артерий – р. Урал на западе и р. Тобол на востоке. Археологическая страна Синташты и Аркаима протянулась вдоль восточных склонов Урала с севера на юг почти на 400 км. Сегодня здесь известно 16 пунктов с 21 укрепленным поселением, многочисленными селищами и могильниками.

Укрепленные поселения Южного Урала имеют различную планировку – овал, круг, квадрат. Чаще всего круг и квадрат сочетаются друг с другом, но ведущей всегда является какая-либо одна из геометрических фигур. Расположение домов, хозяйственных построек, улочек всегда определяется планировкой внешней оборонительной стены.

Максимальную информацию о крепостях представляет достаточно хорошо исследованное поселение Аркаим, в котором легко увидеть прообраз будущей городской цивилизации. Городище было обнесено двумя-тремя кольцами оборонительных стен и рвов, за которыми, словно спицы в колесе, по кругу расположены жилища.

В центре поселка находилась подквадратная площадь, вход (или въезд) на которую был открыт только с одной стороны. Основная часть площади, безусловно, предназначалась для молений. Чтобы попасть в центр, вы должны были обогнуть по периметру внутреннюю оборонительную стену, т. е. сделать по поселку полный круг или, точнее, спираль.

В планировке и архитектуре Аркаима поражает сочетание, с одной стороны, ритуальной значимости, с другой – функциональной обусловленности каждой детали. Так, планировка "города", являясь оптимальной в стратегическом отношении, отражает сложные космологические представления древних. Удивительно продуманы системы отопления, водоснабжения и канализации. Гениальной простотой во всей своей сложности поражают все элементы коммуникаций. На поселениях петровско-синташтинского типа обнаружены круглые глиняные "таблички" со знаками – следы зарождающейся письменности. Смысловые знаки нарушают орнаментальную ритмику на многочисленных глиняных сосудах из поселенческих и погребальных комплексов.

К кругу аркаимских памятников правомерно отнести целую серию находок замечательной каменной антропоморфной и зооморфной скульптуры. Это особая страница мирового искусства, настоящее открытие, у которой, безусловно, впереди.

Земледелие и хозяйство.

Судя по находкам костей животных на поселениях и в могилах, основным занятием людей было пастушеское скотоводство. Специалисты утверждают, что вблизи поселений располагались и поля древнего земледелия. Поля были разбиты на узкие грядки, ограниченные канавками, в которые из специального подправленного старого речного русла-канала поступала вода. В целом это хорошо знакомая по современной этнографии предгорная система, земледелия.

Общественную среду, в которой жил аркаимский человек, вероятно, нельзя соотносить с первобытностью, с ее коллективным производством и отсутствием какой-либо эксплуатации, с коллективным распределением и потреблением. Однако в социальной организации аркаимского общества невозможно увидеть и сложившиеся классовые структуры.

Уже общий взгляд на богатые и разнообразные археологические источники позволяет сделать вывод о высоком уровне хозяйственного развития. Комплексное хозяйство аркаимцев, рационально гармонично вписанное в природную среду, безусловно, обеспечивало общество прибавочным общественным продуктом. Об этом убедительно говорят сложные фортификационные сооружения, традиции домостроительства и погребальная практика, требующие огромного количества трудовых затрат и определенной специализации.

Изобилие продуктов питания создавало условия тому, что отдельные члены коллектива либо целые группы людей имели возможность "выпасть" из производственной сферы и посвятить себя отправлению культовых обрядов или военному делу. Однако наличие прибавочного продукта не всегда свидетельствует об эксплуатации, этом непременном признаке классового общества. Прибавочный продукт на этом этапе общественного развития еще не присваивался отдельными социально значимыми лицами, а поглощался в процессе культурно-культовой практики.

Дом и семья.

Я представляю себе Аркаим, как ярчайший пример синкретизма первобытности в слитности и нерасчлененности самых различных начал. В самой планиграфии Аркаима, в сочетании кругов и квадрата воплощено неразрывное слияние небесного и земного. Аркаим – это одновременно и крепость, и храм, и ремесленный центр, и жилой поселок. Но каждое в отдельности это не первое, не второе и не третье...

В этом плане интересно одно из понятий "Ригведы", обозначенное словом "вриджана". Оно встречается в тексте в разных падежных формах свыше пятидесяти раз и обозначает самое разное: "огороженное место", "загон для скота", "жилище", "несколько жилищ", "все люди, живущие в одном месте", "армия", "поселок". Безусловно, за всем этим стоят конкретные исторические реалии. Думаю, что на Аркаиме каждая малая семья и большесемейная община имели свои "комнаты" и дома, свою "прописку", но поселялись люди здесь на какой-то относительно короткий срок в году, на время ритуальных действ и необходимых общественных сборов.

Постоянно на Аркаиме проживало не так уж много человек. Это могли быть жрецы и воины, совмещавшие в себе функции металлургов. Хотя по предварительным подсчетам, Аркаим мог одновременно вмещать от 1,5 до 2,5 тыс. человек.

В пределах обводных стен, вероятно, не совершалось ни одного полного цикла какого-либо ремесленного производства. Так, судя по металлургическим шлакам и разного рода отходам, можно предположить, что на Аркаиме производилась, в основном, только отливка предметов из уже готового сырья и велась холодная обработка изделий из бронзы. Аркаим, безусловно, не город. Однако это то место, та среда, где зарождались элементы городской культуры.

Керамика.

Керамика поселения Аркаим, несмотря на все разнообразие форм и орнаментации, безусловно, представляет единый комплекс, имеющий свою узнаваемость, свою "знаковость". Однако если оказаться в плену традиционных поисков аналогий выделенным группам и типам, вплоть до отдельных сосудов, то окажется, что таких аналогий множество и они не сконцентрированы на одной территории, а охватывают значительные пространства степей и лесостепей Евразии (Гутков А.И., 1995). Наиболее близкие параллели всему аркаимскому комплексу дают поселенческие материалы баланбашской (абашевской) культуры Приуралья (Сальников К.В., 1954, с. 52-81; Пряхин А.Д., 1976, с. 88-115; Горбунов B.C., 1986, с. 22-35, табл. II-IV, VI, VIII).

Отдельные типы аркаимской посуды находят аналогии в многоваликовой керамике Украины, в катакомбных и полтавских древностях, абашевских и раннесрубных материалах на всей территории распространения этих культур. К востоку от "Страны городов" аналогии ограничиваются петровскими и раннеалакульскими материалами.

Погребальные обряды.

Могильники обычно расположены недалеко у поселений, от нескольких десятков метров до одного километра. В основе планировки могильников лежит круг с четко выраженным квадратом в центре погребальной площадки. Квадрат подчеркнут контурами крупных могильных ям, деревянными настилами – перекрытиями, иногда грунтовыми выкладками.

Центральный квадрат вписан в два-три кольца ям с погребениями детей, подростков, иногда взрослых мужчин и женщин. В пределах этих же погребальных колец расположены захоронения жертвенных животных и ритуальной керамики.

Могильники, окружающие городище, отражают высокий уровень социальной дифференциации. Здесь, наряду с могилами рядовых общинников, можно выделить погребения жрецов и воинов, захороненных с колесницами и лошадьми, богатыми наборами вооружения и символами власти; Не исключено, что выделяемые группы погребений отражают предтечу кастовой организации общества.

Отправление обрядов требовало большого количества времени и усилий многих людей. Во что обходилась культовая практика, можно судить по костям жертвенных животных, которые археологи находят при раскопках погребений XVII-XVI вв. до н. э. Любое детское и подростковое захоронения сопровождают останки одной-двух особей барана или теленка.

При погребениях взрослых часто встречаются убитые лошади и многочисленные скелеты (иногда до десятка и более) крупного и мелкого рогатого скота. В каждую могильную яму непременно помещали сосуды с пищей. Уже после захоронения во время поминальных обрядов глиняные сосуды с едой ставили у края могилы, вырывая для них небольшие ямки.

Значительное количество мясных, растительных и молочных продуктов тратилось во время строительных культовых обрядов. Остатки их археологи называют "строительными жертвами". Фиксируются они как скопление частей скелетов домашних животных, иногда в сочетании с сосудами или какими-либо вещами, положенными под пол жилища, в основание стен домов и оборонительных сооружений. В последнем случае хорошо заметно, что жертвенные комплексы помещаются на участках, наиболее уязвимых при нападении врагов.

Культ воды и огня.

"Прежде чем войти в воду, подумай о чистоте воды"

Интересны остатки обрядов, связанных с божеством воды или огня. В целом ряде домов на дне колодцев на городище Аркаим обнаружены побывавшие в огне копыта, лопатки и нижние челюсти лошадей и коров. То обстоятельство, что кости животных помещены в колодцы преднамеренно, сомнения не вызывает. Челюсти животных были расположены по кругу вдоль стенок колодца и закреплены вбитыми в грунт березовыми колами. Представляется наиболее вероятным, что зафиксированный на Аркаиме обряд посвящался богу Агни – богу домашнего очага и жертвенного огня. Основная роль Агни заключалась в прямом посредничестве между людьми и богами. Версии о происхождении этого бога разнообразны. Одна из них говорит о том, что Агни родился в темных таинственных (подземных) водах.

Реальная культовая практика в аркаимскую эпоху, безусловно, была очень разнообразна. Ее остатки археологи фиксируют только в ограниченных объемах на поселениях и могильниках. Между тем обряды, связанные с использованием скота и различной пищи, могли производиться на берегах рек и озер, на вершинах сопок или у скальных выходов.

"И приносил ей в жертву

Герой, сплотивший страны

Арийцев, Хаосрава

У озера Чайчаста...

С глубокою водою

Сто жеребцов, и тысячу Коров,

и мириад овец".

Перед нами, безусловно, поэтическая гипербола автора "Авесты". Однако постоянные упоминания об обильных жертвоприношениях различным божествам в древнейших индоиранских источниках позволяют еще раз подчеркнуть мысль о характере использования значительной части прибавочного продукта. Даже если какая-то часть его присваивалась служителями культа, этот акт нельзя назвать эксплуатацией рядового населения общины, поскольку культовая деятельность требовала от человека большой энергии и жизненных сил. Следует напомнить, что отправление культов считалось такой же необходимой работой, как и выпас или обработка хлебного поля.

Жизненные ценности.

Многие специалисты, историки первобытного общества и археологи, считают, что появление эксплуатации и классов можно констатировать с появлением престижных предметов – богатого парадного вооружения, наборов украшений, металлической посуды. Концентрация прибавочного натурального продукта в престижно значимых ценностях означает и концентрацию власти в руках выделившейся общественной верхушки.

Есть ли какие-либо престижные знаки на поселениях и могильниках второй четверти II тысячелетия до н. э. и что можно выделить в категорию престижных предметов? Если говорить только о вещах, то такой набор невелик: каменные и металлические топоры, каменные булавы, бронзовые втульчатые наконечники копий. Однако, в основном, в могилы кладутся глиняные сосуды, металлические двулезвийные ножи с перехватом, тесла, шилья, каменные наконечники стрел и другие обычные "стандартные" вещи. В количественном же отношении наборы предметов резко различаются.

Если в рядовых погребениях встречаются одно-два изделия из бронзы, то в социально значимых их до десяти и более. В планиграфии подкурганных площадок четко выделяются центр и периферия. Центральные могильные ямы отличаются крупными размерами и сложностью внутренних конструкций. Из этих ям и происходят немногочисленные престижно значимые предметы. Вероятно, это только первый и весьма специфический этап выделения престижных ценностей, воплощенных в вещах.

Если исходить из общего взгляда на археологические источники, не вдаваясь в мелкие детали, и рассматривать их под углом социальной истории общества, то складывается весьма противоречивая картина. С одной стороны, мы видим на Аркаиме и Синташте фактически стандартные дома, близкие между собой не только по конструкции и размерам, но, вероятно, и по оформлению интерьера. Довольно стандартный набор вещей фиксируется в могилах, и отдельные престижные вещи, кажется, не нарушают общей картины социального единства общества и традиций первобытного равенства.

С другой стороны, мощные фортификационные сооружения и особая, я бы сказал, изощренная защищенность центра. В погребальном обряде – разительное отличие в размерах могильных ям, в количестве помещаемых в них вещей и жертвенных животных. Особой сложностью отличаются центральные надмогильные конструкции при предельной простоте периферийных надмогильных сооружений.

Наука.

В свете сказанного правомерно остановиться еще на одном возможном назначении Аркаима.

В полевом сезоне 1990 г. на памятнике впервые проводились астроархеологические исследования. В качестве аналога был выбран Стоунхендж. Оснований для такого выбора несколько: кольцевая структура обоих памятников, близкие размеры, почти одинаковая географическая широта (Стоунхендж – 51 °11'; Аркаим – 52°39'), строгая и сложная геометрическая архитектура Аркаима и его особое расположение в чашеобразной долине с рельефным горизонтом.

Астроархеологические исследования весьма трудоемки и займут еще несколько полевых сезонов. Однако специалисты утверждают, что стеновая конструкция внутреннего круга Аркаима использовалась древними для устройства астрономического прибора – универсальной солнечно-лунной обсерватории. На горизонте долины и в архитектуре Аркаима древние строители зафиксировали географический меридиан и широту геометрического центра внутреннего круга, азимут точки восхода солнца в день летнего солнцестояния и вообще все 18 астрономически значимых событий пригоризонтной астрономии древности.

Не исключено, что точность и сложность астрономических наблюдений на Аркаиме значительно выше наблюдений, которые велись на Стоунхендже. Структура и конструкция астрономического прибора Аркаима независимы от "английской традиции" и должны базироваться на многовековой астрономической культуре местного населения.

Родина Зороастра.

Степям Евразии, как прародине индоевропейских народов, всегда уделялось большое внимание независимо от того, первичной ли называлась эта прародина или вторичной. На восточном крыле индоевропейского мира языковеды традиционно помещают индоиранцев, которые в период общности их территории и исторических судеб называли себя "арья". Со звучным сочетанием "арийские народы" современный человек связывает необычайный взлет человеческой культуры, воплощенный в "Ригведе" и "Авесте" – древнейших памятниках мировой литературы. Хотя в письменной форме они были зафиксированы столетия спустя после их создания, уже на территории Индии и Ирана; специалисты убеждены, что наиболее ранние слои "Ригведы" и "Авесты" сохранили первичное историческое ядро и содержат реальные сведения о географии и обществе арийской прародины.

И все же – где располагалась эта прародина? Какая земля вложила в людей тот мощный творческий дух, что определил непрерывность развития культуры в веках, и у истоков которого человечество утоляет жажду до сих пор? Этот вопрос уже около 200 лет волнует умы специалистов. Ведущую роль в его изучении долгое время определяли лингвисты. Обычно они локализуют ариев в юго-восточной Европе. Иногда границы их обитания определяют "к востоку от Волги" и далее до Урала и северных границ Средней Азии. Историки и археологи неоднократно предпринимали попытки конкретизировать выводы языковедов и связать арийские племена с какой-либо известной археологической культурой великого пояса степей: срубной, андроновской, катакомбной, абашевской...

Однако увидеть в арийских древностях Индии или Ирана проявление археологических черт степной культуры, вероятно, нереальная задача.

Сложность сравнительного метода заключается в том, что археологические памятники чаще всего сильно разрушены и фрагментарны, и при их сопоставлении не исключены случайности. С другой стороны, в процессе перемещения на юг и различного рода контактов с другими этническими группами в иной географической среде исходная материальная культура ариев должна была претерпеть значительные изменения. Иное дело, если в распоряжении специалистов находится целая группа памятников, представляющая максимально полную, с археологической точки зрения, информацию, и эта информация позволяет с достаточной степенью надежности реконструировать среду обитания, структуру общества, а возможно, и образ жизни древнего человека. Опираясь на такие крупные информативные блоки, правомерно еще раз обратиться к древнейшим пластам ведийской и авестийской литературы с надеждой на более результативные выводы.

Открытие Синташты и Аркаима и всего комплекса памятников первой половины II тясячелетия до н. э. дает именно такую информацию, которая позволяет во всем объеме разрабатывать гипотезу об южно-уральской родине ариев. Убеждение Мэри Бойс – крупнейшего современного знатока арийской проблемы и зороастризма – в том, что Зороастр родился к востоку от Волги в 1700 г. до н. э., получило самое конкретное подтверждение.

Время и проспранство.

Многослойность памятников подтверждена археологическими данными и материалами дешифровки аэрофотоснимков. Имеются случаи, когда одно поселение протогородского типа частично перекрывает другое, при этом руины более раннего поселения, их конфигурация не учитываются поздними строителями (Исиней I – Исиней II, Степное I – Степное II и др.). Эти факты, а также полевые наблюдения за историей создания строительных комплексов, характером их разрушения и трансформацией в культурные слои позволяют предположить, что традиции протогородской архитектуры имеют достаточно длительную историю в Южном Зауралье. Возможно, "Страна городов" существовала 150-250 лет.

Достаточно длительный срок существования памятников протогородской культуры подтверждается данными полеопочвоведения и палеоботаники, вариабельностью развития керамических комплексов и разбросом радиоуглеродных датировок. В настоящее время имеется 10 радиоуглеродных дат, выполненных на материалах поселения Аркаим: 8 из них получено в лаборатории Л.Д. Сулержицкого, ГИН РАН, и 2 – в лаборатории Аризонского университета, США. Кроме этого, в лабораториях России и США получено еще 9 дат для памятников "Страны городов" – могильнику "Кривое Озеро" (раскопки Н.Б. Виноградова) и поселению Куйсак (раскопки Т.С. Малютиной)17.

Основная зона совпадения доверительных интервалов соответствует XVIII-XVI вв. до н.э. Однако имеется еще одна группа дат, лежащая в пределах XXI-XX вв. до н.э. Не останавливаясь подробно на причинах столь выраженных расхождений, отметим, что имеющиеся в нашем распоряжении радиоуглеродные даты не могут быть приняты однозначно и нуждаются в серьезном критическом анализе.

В поисках ранних истоков аркаимских керамических традиций правомерно указать на культуры энеолита – ранней бронзы Прикаспия и Волго-Уралья, в частности – на ивановские и токские комплексы позднего этапа самарской культуры (Моргунова Н.Л., 1995, с. 63-65). Из коллекции поселения Аркаим хорошо выделяется посуда, близкая турганигской керамике Поволжья и Приуралья (Моргунова Н.Л., 1984; Васильев И.Б., 1981, с. 119, табл. 34).

Отмечая самобытность Приуральских и Зауральских энеолитических культур, исследователи неоднократно указывали на общие черты позднего этапа самарской культуры и ее восточных соседей. Ряд аналогий керамика ивановского и токского типов находит в материалах суртандинской (Матюшин Г.Н., 1982, с. 264-270), терсекской (Логвин В.Н., Калиева С.С., 1986, с. 57-80, рис. 7, 8), ботайской культур (Зайберт В.Ф., 1993; Мартынкж О.И., 1985, с. 59-72). Это еще раз подчеркивает участие местного (восточного) субстрата в формировании культуры "Страны городов". Не вызывает сомнения, что в ее сложении определенную роль сыграло население вишневской (кротовской) группы памятников Приишимья (Татаринцева Н.С., 1984; Стефанова Н.К., 1988) и ташковской культуры Нижнего Притоболья (Ковалева В.Т., 1988).

В заключение необходимо отметить, что процесс формирования "Страны городов" шел на определяющем, глубоком фоне древнеямных традиций.

Звездный час человечества.

На Аркаиме поражает не богатство материальной культуры – поражает ее удивительная духовность. Это особый мир, где духовностью насыщено все – от поселенческой и погребальной архитектуры до скульптурных изображений человека, выполненных из камня. Можно утверждать, что мировоззренческие системы, сформировавшиеся в аркаимское время, на тысячи лет вперед определили развитие человеческих сообществ в степной Евразии и, вероятно, далеко за ее пределами.

Сконцентрированная духовность поневоле заставляет употреблять применительно к памятникам аркаимского типа не обычные для нашего бронзового века понятия: "протогород", "раннее государство", "цивилизация". В современном бытовом смысле слово "цивилизация" часто употребляют как синоним слову "культура". Применительно к истории под цивилизацией понимают эпохи становления классов и государства. Не каждая государственность дает путь культуре. Не преследуя точности научных формулировок, я бы сказал применительно к древностям: цивилизация – это та государственность, которая сумела дать миру высокие образцы культуры. Это та государственность, которая обеспечила ту степень свободы личности человека, которая раскрепостила его духовный мир и реализовала его потенциальные возможности.

Интересно в этом плане рассуждение Аристотеля по поводу полиса как наивысшей формы организации человеческого общества. Он перечисляет ряд форм человеческих сообществ, исторически и типологически предшествущих полису: домохозяйство, деревня, племя. Эти сообщества обеспечивали человеку существование в самом простом физическом смысле.

Полис же определяет условие существования "полита", т. е. человека в наивысшем значении этого слова, главное качество котоpoгo – свобода. Полис обеспечивает человеку "высшее благо" – раскрывает его внутренние возможности.

Я уверен, что люди Аркаима жили в обществе такого типа, которое обеспечивало полет творческого духа каждого отдельного индивидуума. Это был один из тех редких "звездных часов человечества", который обеспечил грандиозный прорыв из тогдашнего настоящего в неизведанное будущее.

Г.Б. Зданович

Фотогалерея

Ещё об исследовании Аркаима:
Аркаим.
Великая тайна Аркаима.
Свидетельствуют Авеста и Ригведа.

 

Добавить комментарий

Возможности, предоставляемые посетителям портала:

Вы можете высказывать свои мысли по поводу статьи.
Именно с этой целью Вам предоставлен сервис комментирования.
Ваш комментарий должен соотноситься с темой поста, развивать её.
Старайтесь выражать свою мысль предельно конкретно и чётко.

Что Вам не разрешено :

Оставлять комментарий, не относящийся к данной статьи.
Ненормативная лексика в комментарии.
Неэтичное поведение по отношению к любому представителю сообщества.
Всевозможное детство (коверкание слов).
Словоблудие (отсутствие всякого смысла в комментарии).
Комментарий только ради простановки ссылки на себя.
Администрация оставляет за собой исключительное право удаления любого комментария, нарушающего данные запреты, а также и в других случаях, если сочтут это нужным и необходимым.
Никаких объяснений по поводу карательных мер не даётся.

Правила цитирования и перепечатки :

При цитировании либо воспроизведении статьи целиком она должна быть подписана Автором.
Не допускается компоновка материала, искажающая его первоначальный общий смысл.
Обязательно должен присутствовать ясно видимый линк на первоисточник.


Все материалы представлены на данном сайте исключительно в образовательных целях и в целях популяризации медицинских, психологических и эзотерических знаний. Материалы были получены из открытых источников в интернете или присланы посетителями сайта. Читатель самостоятельно несет всю ответственность за применение рассматриваемых техник, методик и т.п. Администрация сайта не несет никакой ответственности за любой ущерб, нанесенный читателю в физическом, астральном, ментальном и др. планах.

 

Внимание! Не секрет, что  материалы, размещённые на сайте, получены из открытых источников и опубликованы на портале ЭзоКлуб ОРГ  по тем или иным причинам. Если Вы претендуете на авторство и хотите, чтобы под материалом была проставлена ссылка на ПЕРВО-источник, Вы можете зарегистрироваться на сайте и проставить ссылку на свой ресурс в комментариях к публикации самостоятельно. Все исходящие ссылки в комментариях индексируются ПС.