Можно ли стереть память?

06.07.2009 14:51 Администратор Медицина - Неврология
Печать

Психофизиологам из Института Вайцмана (Израиль) удалось найти способ стирания долгосрочной памяти, не затрагивая при этом умственные способности. Исследования в области изучения памяти привели ученых к разработке препарата, который в будущем можно будет использовать для лечения людей, страдающих слабоумием. Данные исследования показали, что долгосрочные воспоминания не столь уж и устойчивы, как считалось ранее, и фактически бросают вызов представлению о долгосрочной памяти как информации, формирующейся из краткосрочных воспоминаний. Правда, пока ученые, к счастью, стирают память крыс, а не людей.

Ученые кормили крыс сахарином, от чего животные начинали болеть, таким образом приучая животных связывать вкус сахарина с ощущением нездоровья. Когда их мозг запечатлевал стойкую ассоциацию, исследователи вводили животным так называемый фермент ZIP, который блокировал действие белка, контролирующего потоки информации между клетками головного мозга. После инъекции крысы начисто забывали ассоциацию с сахарином, вновь выражая готовность питаться болезнетворным веществом. Это и позволило ученым утверждать, что они открыли метод воздействия на ключевой механизм сохранения долгосрочной памяти.

«Думаю, это вполне возможно, — сообщил психолог Института психоанализа Евгений Головин. — В сущности, «стереть» те или иные долговременные воспоминания без нарушения психических процессов можно и у человека — при помощи гипноза, например: после сеанса пациент не может извлечь из своей памяти ту или иную информацию. Правда, «стертые» воспоминания все равно никуда не деваются из коры головного мозга — гипнотизер блокирует лишь механизм обращения к ним».

Отметим сразу, что механизм формирования памяти до конца не изучен. Известны лишь наиболее общие его принципы. «Память — это процесс формирования в мозгу устойчивых связей нейронов (так называемых инграмм), — говорит г-н Головин. — Инграммы формируются во время обучения и представляют собой последовательное развитие во времени процессов, фиксирующих опыт. Вспоминая тот или иной факт или событие, мозг обращается к инграммам, заставляя биоэлектрические импульсы вновь пробегать по этой цепочке. Разница между кратковременной и долговременной памятью прежде всего заключается во времени хранения мозгом инграмм — при кратковременной они существуют лишь некоторое, не слишком продолжительное время, а при долговременной — время, сопоставимое с продолжительностью жизни человека. Переход кратковременных воспоминаний в долговременные осуществляется путем многократного повторения однородной информации». Неважно, какого рода эта информация: ученик школы формирует долговременные воспоминания, зазубривая таблицу умножения, путешественник проходит один и тот же маршрут несколько раз, чтобы запомнить ориентиры. Работа мозга включает в себя процессы настолько сложные, что ни один психолог не возьмется объяснить, почему в нашей долговременной памяти оказался случайно увиденный пейзаж, лицо прохожего или рекламный плакат.

«На биохимическом, нейрофизиологическом и морфофункциональном уровне переход из кратковременной в долговременную память зависит от продолжительности так называемой консолидации — физического закрепления инграммы в мозгу, — поясняет г-н Головин. — Если человек периодически «воскрешает» в памяти одно и то же кратковременное воспоминание, многократное стимулирование цепочек нервных клеток приводит к изменениям синапсов нейронов, и инграмма остается в памяти на всю жизнь или по крайней мере на чрезвычайно продолжительное время. Изменяя те или иные участки мозга на биохимическом уровне, ученым, возможно, действительно удалось стереть из памяти устойчивые инграммы».

Впрочем, насколько удалось израильским и американским медикам не нарушить целостности психики подопытных животных, все-таки неясно. «Результаты опытов на мышах могут лишь в небольшой степени быть спроецированными на людей, — рассказал нашему изданию Игорь Высоков, доктор психологических наук, сотрудник кафедры общих закономерностей развития психики Института психологии им. Л.С. Выготского. — Тут важно словесное описание человека: ведь никто лучше него самого не опишет, какие процессы происходят в его сознании. А животное описать свое состояние словами, разумеется, не может».

Если данные исследования подтвердятся, то классические представления о долгосрочной памяти как информации, формирующейся из краткосрочных воспоминаний, могут быть в корне пересмотрены. Что касается прикладного применения открытия, то оно может быть самым разным. Психотерапевтам удастся раз и навсегда избавлять своих пациентов от фобий, комплексов и мешающих жить воспоминаний, а спецслужбы смогут сделать сознание своих агентов совершенно защищенным от детекторов лжи, «сыворотки правды» и т.д., периодически стирая их воспоминания. Поможет открытие и тем, кто страдает болезнью Альцгеймера и слабоумием, — обе эти патологии связаны с нарушением долговременной памяти. Ключ к пониманию механизмов ее формирования позволит не только стирать воспоминания, но и восстанавливать их.